Всё полезное и необходимое
на каждый день

(499) 729-66-10

jk-press@list.ru

Издательство с 1993 года выпускает в свет журналы по правовой тематике

+7 (499) 729-66-10

jk-press@list.ru

125424, г.Москва,

Волоколамский пр-д, 1

Главная / Аналитическая информация / Коррупция в образовании

 

Совершенствование антикоррупционного законодательства в системе образования и науки

 

24 июня 2010г. в Совете Федерации Федерального Собрания РФ состоялся «круглый стол» по проблемам и перспективам совершенствования антикоррупционного законодательства в системе образования и науки



Открывая дискуссию, председатель Комитета Совета Федерации по образованию и науке Х.Д. Чеченов отметил, что вопросы борьбы с коррупционными проявлениями в системе российского образования в последние годы обрели особую остроту. Х.Д. Чеченов напомнил подкреплённые законодательством пожелания Президента России Д. А. Медведева привести половодье коррупции в некое русло, если не уничтожить совсем. Уже приняты законы и подзаконные акты, направленные на обуздание коррупции, которая уже становится угрозой для безопасности страны.

По данным различных исследований, в нашей стране система образования занимает третье место по коррупционности. Явные проявления коррупции в виде различных поборов, якобы добровольных взносов и откровенных взяток имеют место начиная с дошкольных учреждений и заканчивая высшими учебными заведениями. Размеры этих поборов и взяток достигают невероятных цифр, иногда просто непосильных для среднего российского гражданина, сказал Х.Д. Чеченов.

Расслоение российского общества по уровню доходов постепенно трансформируется и в расслоение детей по уровню образования, так как этот уровень всё более прочно увязывается с материальным достатком семьи, что опасно для нашей страны.

Ю.Л. Воробьёв, вице-спикер Совета Федерации, согласился с тем, что положение дел в образовании оставляет желать лучшего: проблемы коррупции в образовании и науке актуальны как никогда и имеют достаточно широкий резонанс в обществе. Утрата российским образованием передовых позиций в мире становится серьёзной угрозой нашей конкурентоспособности. Решение стратегической задачи модернизации российской экономики под силу только инициативным, творчески мыслящим и хорошо обученным людям. Все эти навыки формируются уже в стенах школ, университетов. Поэтому эффективная политика в сфере образования крайне важна и требует особого внимания, сказал Ю.Л. Воробьёв.

По данным социологического опроса ВЦИОМ, более 80 процентов респондентов считают, что именно коррупция является основным препятствием в развитии системы образования и для повышения его качества.

Долгое время общество уходило от обсуждения проблем коррупции, в том числе и в рассматриваемой области. Сегодня тема открыта для обсуждения. Создана и модернизирована антикоррупционная законодательная база. Приняты пакеты нормативно-правовых актов как на федеральном, так и на региональном уровнях. Однако, несмотря на все принимаемые меры, в настоящее время теневой рынок платных услуг в системе образования и науки стабилен, и объём коррупционных денег огромен. Коррупция в сфере образования нередко носит системный характер. Наиболее характерными видами преступлений, связанных с коррупцией в сфере образования, как известно, являются взятки за устройство детей в детские сады и общеобразовательные школы, за поступление в высшие учебные заведения, за сдачу экзаменов и зачётов в учреждениях среднего и высшего профессионального образования, а также продажа дипломов и аттестатов лицам, не прошедшим обучение в образовательном учреждении, незаконное решение проблем, связанных с лицензированием и аккредитацией учебных заведений.

Для исправления создавшейся коррупционной системы в сфере образования первостепенное значение, по мнению Ю.Л. Воробьёва, приобретают реформы, направленные на устранение обстоятельств, порождающих коррупцию. Наиболее значимыми из них являются устранение несоответствия между уровнем подготовки учащихся в школе и требованиями при поступлении в вузы; создание системы справедливой оценки знаний и способностей учащихся; изменение системы финансирования научных и образовательных учреждений; изменение формы оплаты труда педагогов и научных работников, а также оптимизация порядка лицензирования и государственной аккредитации последних.

Ещё один дискуссионный вопрос – это переход образовательных учреждений на новый формат финансирования, предусмотренный Федеральным законом от 8 мая 2010г. №  83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных учреждений». Принятый закон предоставит определённую степень свободы руководителям учреждений в расходовании бюджетных и небюджетных средств, позволит им более эффективно расходовать полученные субсидии, считать реальные затраты, самостоятельно зарабатывать на дополнительных услугах и спонсорстве.

По мнению Ю.Л. Воробьёва, среди превентивных мер, направленных на снижение уровня коррупции в образовании и науке, особое место занимает изучение коррупциогенных факторов в действующем законодательстве. Законы об образовании и о высшем и послевузовском профессиональном образовании были приняты ещё в 90-е гг. XX в. в сложных социально-экономических условиях и в исторически короткие сроки. За последнее время в них было внесено более 50 поправок. Всё это осложняет их применение. Более того, присущие этим законам противоречия часто провоцируют разные коррупционные проявления. Вот почему без существенной ревизии указанного законодательства затруднено снижение масштабов коррупции в сфере образования и науки.

Решением этих проблем может стать новый, находящийся сейчас на стадии разработки проект закона об образовании. Он создан на основе двух ныне действующих законов, и будет отражать особенности всех уровней образования – от дошкольного до послевузовского. В законе также прописаны конкретные правовые механизмы, регулирующие права участников отношений в образовательной сфере. Интегрированный закон призван устранить пробелы и другие недостатки действующего законодательства, в том числе и приводящие к проявлению коррупции.

Тема совершенствования антикоррупционного законодательства актуальна и для научной среды. Как известно, в последние годы системным реформам подверглось не только образование, но и фундаментальная прикладная наука. Серьёзно выросли ассигнования, связанные с модернизацией государственного сектора науки. Это, прежде всего, создание федеральных и национальных исследовательских университетов и научных центров. Важно, по мнению Ю.Л. Воробьёва, чтобы государственные инвестиции были использованы строго по назначению и были лишены коррупционной составляющей.

В соответствии с пунктом 13 национального плана противодействия коррупции на 2010–2011гг. Министерству образования и науки РФ совместно с Министерством иностранных дел РФ поручено изучить опыт иностранных государств по реализации антикоррупционных образовательных программ и представить в президиум Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции соответствующий доклад. Это тоже будет очень важный труд, который должен лечь в основу всей модификации существующего законодательства в этой области.

М.Н. Живаев, начальник отдела правовой экспертизы и взаимодействия с Федеральным Собранием Министерства образования и науки РФ, обратил внимание на большой массив правовых актов, регулирующих отношения в сфере образования, часть из которых принимались во времена Советского Союза. В настоящее время говорить о целостности системы правового регулирования отношений в сфере образования не приходится. Несмотря на большое количество внесённых в последние годы изменений, правовые нормы в сфере образования по-прежнему характеризуются внутренней противоречивостью, содержат значительные пробелы; ряд норм сохраняет декларативный характер и не обеспечен эффективными правовыми механизмами реализации. Противоречивость правовых норм даёт возможность для проявления коррупционных факторов.

Одним из действенных механизмов решения указанных проблем является принятие нового закона об образовании.

Помимо разработки нового закона об образовании, одно из основных направлений противодействия коррупции в данной сфере – антикоррупционная экспертиза разрабатываемых Минобрнауки России проектов нормативно-правовых актов.

По итогам выступления представителя Минобрнауки России Х.Д. Чеченов заметил, что в Совете Федерации имеется очень объёмный том, содержащий сведения, что делается данным министерством для того, чтобы прекратилась коррупция в сфере образования. А коррупция нисколько не прекращается.

А.Н. Михалин, заместитель начальника Управления по надзору за исполнением законодательства по противодействию коррупции Генпрокуратуры России, отметил, что в Российской Федерации не сформировано специальное антикоррупционное законодательство в сфере образования и науки. Генеральная прокуратура РФ, с учётом установленной компетенции, не оценивает эффективность антикоррупционных норм законодательства Российской Федерации, в том числе применительно к системе образования и науки.

По мнению А.Н. Михалина, говоря о проблеме коррупции в сфере образования следует прежде всего учесть, что данное явление создаёт препятствия гражданину в реализации его конституционного права на образование независимо от социального, имущественного, должностного положения гражданина и других факторов.

Анализ имеющихся сведений и социологических опросов показывает, что сфера образования повсеместно подвержена проявлениям коррупции – от дошкольного образования до высшего и послевузовского образования. Коррупционные проявления в данной сфере носят не только бытовой характер (так называемая низовая коррупция), но и затрагивают более высокий уровень.

По данным МВД России, на сегодняшний день средний размер взятки в сфере образования составляет немногим менее 20 тыс. рублей.

Благодатную почву для коррупции создаёт система вмешательства чиновников в сферу образования: система государственных образовательных стандартов, аттестация и аккредитация образовательных учреждений, лицензирование, а также осуществление контрольных полномочий.

По мнению Генпрокуратуры России, меры по противодействию коррупции в сфере образования должны быть комплексными и направлены на разработку более чёткой и прозрачной нормативной базы, на повышение уровня управленческих навыков, улучшение системы отчётности и контроля, а также на повышение личной ответственности за принятые решения.

Указанные предложения полностью согласуются со сложившимся международным опытом.

Отвечая на вопросы присутствующих, А.Н. Михалин заметил, что ужесточение уголовного наказания за получение взятки в сфере образования и науки будет «не лишним», так как «это гнусное преступление развращает, в том числе и молодёжь».

Н.В. Папина, заместитель начальника Инспекции по контролю расходов федерального бюджета на науку и образование Счётной палаты РФ, сообщила, что представляемое ею ведомство систематически осуществляет контрольные и экспертно-аналитические мероприятия по проверке целевого и эффективного использования средств федерального бюджета в области образования и науки, что, безусловно, способствует противодействию коррупции.

По результатам выявленных нарушений и недостатков направляются представления Счётной палаты РФ в соответствующие инстанции, готовятся предложения по совершенствованию действующего законодательства. При необходимости материалы контрольных мероприятий направляются в правоохранительные органы.

Ситуация, сложившаяся с коррупцией в системе образования, является сложной и ведёт к созданию условий для дискриминации граждан в части получения образовательных услуг, прежде всего обязательных и бесплатных; препятствует развитию образования, повышению его качества и воспринимается обществом как угроза национальным интересам Российской Федерации, формированию профессиональной элиты страны и сохранению норм общественной этики.

Н.В. Папина отметила, что во многом элементы коррупционности в образовании порождают общеизвестные проблемы, которым нет места в экономике страны в целом и в отрасли образования в частности. Во-первых, наблюдается социальное расслоение общества, которое приводит к существенному разрыву в подготовке детей, семьи которых относятся к разным социальным группам, что закладывает и предпосылки для углубления этой дифференциации в дальнейшем при получении профессионального образования.

Система профессионального образования не в полной мере соответствует потребностям рынка труда. Материально-техническое состояние образовательных учреждений неудовлетворительно. Уровень заработной платы работников образования по-прежнему невысок, что приводит к снижению престижности труда учителей и преподавателей, а также побуждает к поборам, к поиску дополнительного и не всегда честного заработка.

В последние годы Счётной палатой РФ большое внимание уделяется реализации приоритетного национального проекта «Образование». На его реализацию из федерального бюджета за четыре года было направлено более 150 млрд. рублей. Проверки целевого эффективного использования средств федерального бюджета, выделенных на реализацию национального проекта, выявили ряд нарушений и недостатков.

В ходе реализации нацпроекта допускалось нарушение сроков перечисления средств федерального бюджета субъектам Российской Федерации, а субъектами – получателям средств, что являлось одной из причин низкого уровня освоения полученных из федерального бюджета субсидий по ряду мероприятий. Часто встречающееся нарушение – несоблюдение установленного порядка государственных закупок. К этой группе нарушений относится искусственное дробление объёма закупок образовательными учреждениями в целях осуществления закупок без проведения конкурсных торгов.

Во всех регионах имелись претензии к качеству централизованно поставленного в рамках нацпроекта учебного оборудования в связи с неполной комплектацией, неисправностями, несоответствием современным требованиям.

В.В. Панин, заместитель председателя комитета Общероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг, критически высказался об усилиях Министерства образования и науки РФ в деле искоренения коррупции в сфере образования, отметив, что несмотря на «бравурную риторику» и многотомные труды о противодействии коррупции, министерство, фактически, никаких мер не принимает.

Докладчик согласился с уже высказанным ранее мнением, что коррупция стала нормой в сфере образования абсолютно на всех уровнях – начиная с детских садов и заканчивая диссертационными советами. В аналитическом обзоре, подготовленном Общероссийским обществом защиты прав потребителей образовательных услуг в 2010г., было отмечено, что по самым скромным оценкам ежегодный теневой оборот в сфере образования составляет 5,5 млрд. долларов.

Ежегодно в России на систему образования из всех видов бюджетов тратится 1,5 трлн. рублей. Однако этих денег не видно в детских садах, школах, в вузах. «Их нет там! – сказал В.В. Панин. – Где эти деньги – не известно».

За неэффективное расходование бюджетных средств нужно наказывать конкретных должностных лиц, считает В.В. Панин, в том числе и лишая их свободы.

Коррупция в системе образования наиболее опасна, так как в детях изначально закладывается абсолютно неверное представление об общественном устройстве, в их сознании происходит отторжение  институтов власти. Когда студент даёт взятку, например, за хорошую оценку на экзамене, то он не просто деньги даёт, он легализует собственное незнание и считает это нормальным. Поэтому в нашей стране, в отличие от других стран, где присутствует платное образование, многие учащиеся уверены в том, что они уже заплатили за диплом о высшем образовании, и ему обязаны этот диплом выдать, не устраивая никаких экзаменов. «Я вам деньги даю. Какие знания?». Обучение в вузе превращается в легализованную торговлю дипломами.

Общероссийское общество защиты прав потребителей образовательных услуг считает, что необходимо развивать институты общественной аккредитации, как это сделано во многих других странах. Без этого, по крайней мере в системе высшего профессионального образования, с коррупцией справиться будет невозможно.

Не способствует борьбе с коррупцией и единый государственный экзамен. Наш народ способен справиться с любым механизмом, сказал В.В. Панин, найти на любую хитрую гайку свой хитрый болт.

Нужно дать возможность прийти в вуз любому желающему. Однако по окончании первого семестра или первого курса устраивать студентам жесточайший отбор. Так делают, например, во Франции.

А.Г. Макаревич, депутат Мурманской областной думы, полагает, что на сегодняшний одна из главных причин день коррупции в сфере образования – это низкая заработная плата российских педагогов. В 2009г. в системе образования уже делались попытки исправить ситуацию и начали вводить новую систему оплаты труда. Предполагалось, что с созданием надтарифного фонда в образовательном учреждении именно педагоги будут получать повышенную заработную плату за качественные результаты своего труда. На  деле заработная плата, безусловно, поднялась, сказал А.Г. Макаревич, но у очень узкого круга лиц, у управленческого аппарата, в основном.

Региональные власти в рамках программ борьбы с бедностью, начали принимать решения о доведении оплаты труда в сфере образования, как и в других отраслях, до минимальной заработной платы, установленной в регионе. В Мурманской области по итогам первого квартала 2010г. заработная плата во всех муниципальных образованиях снизилась в среднем на 8–20 процентов. Причина – необходимые денежные средства были либо не запланированы в соответствующих бюджетах, либо вовремя не доведены до получателей.

А.Г. Макаревич также напомнил, что на основании Указа Президента РФ от 28 июня 2007г. № 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» Правительством РФ были установлены целевые показатели, в частности, для определения эффективности расходов на образовательную деятельность. В результате применения этих показателей, которые противоречат ранее установленным нормативам деятельности образовательных учреждений, в Мурманской области в сфере образования оказалось от 25 до 50 процентов неэффективных расходов. Полученные абстрактные цифры были к тому же умножены на районные коэффициенты, действующие в Мурманской области. В результате получилось, что расходы, связанные, например, с оплатой труда школьных педагогов, даже такой низкой, какой она является в области сегодня, увеличивают неэффективность расходов в образовательной отрасли. Руководители области сделали вывод, что образовательная сфера области неэффективна и надо закрывать школы, сокращать почти на треть число педагогов. В результате этих  сокращений в Мурманской области отказались от психологов, воспитателей групп продлённого дня, социальных педагогов, логопедов. Фактически система образования области теперь лишена коррекционной составляющей. Пострадали также интернаты, так как они тоже неэффективны. Созданы все условия для изъятия средств из образовательной отрасли.

А.Г. Макаревич считает, что необходимо изменить методику оценки эффективности деятельности субъектов Российской Федерации с учётом потребности системы образования в специалистах и с учётом особенностей северных территорий.

Е.Б. Галицкий, заведующий лабораторией Фонда «Общественное мнение», доцент Высшей школы экономики, заметил, что сфера образования в нашей стране не может быть свободна от коррупции, когда коррупцией заражено целиком всё наше общество. Дача взятки считается вполне обыденной вещью. Есть спрос на коррупционные услуги, есть предложение коррупционных услуг. Поэтому надо не только совершенствовать законы, но и изменять климат в обществе. Необходимо проводить просветительскую работу с общественностью и постепенно преодолевать коррупционный климат. Нужно пропагандировать антикоррупционные законы.

Докладчик также сообщил, что с введением ЕГЭ размеры взяток в вузах многократно снизились. Если ранее они составляли 30–40 процентов от общих трат на поступление в вуз, то теперь – 7–9 процентов. Эти цифры, конечно, не учитывают те взятки, которые родители учеников, возможно, давали педагогам за успешную сдачу ЕГЭ.

Е.Б. Галицкий считает, что сама идея ЕГЭ должна развиваться дальше, должна совершенствоваться процедура сдачи этого экзамена. Сегодня под эту идею идёт активный и необоснованный «подкоп». Проблема в людях которые сопротивляются, что естественно: огромные коррупционные потоки теперь иссякают или идут в другую сторону.

Е.Р. Россинская, заведующая кафедрой судебных экспертиз МГЮА, обратила внимание участников «круглого стола» на то, что взяточничество – главное проявление коррупции. Коррупция в сфере образования почти такая же, как во всех других сферах, и бороться с ней надо комплексно. Эффективную помощь в этой борьбе может оказать антикоррупционная экспертиза.

Уже начата научная проработка методик антикоррупционной юридико-лингвистической и юридико-экономической экспертизы. В сфере образования это наиболее важные направления. Начата подготовка и соответствующих специалистов.

По мнению Е.Р. Россинской целесообразно создать центр антикоррупционного мониторинга, куда бы стекалась информация из различных источников (из средств массовой информации, прокуратуры, разных министерств и ведомств) и где бы эта информация анализировалась.

По мнению М.Я. Шнейдера, директора гимназии №  45 города Москвы, направление коррупционных потоков в последнее время изменилось, однако они никуда не делись. Если принять за основу тезис, что ни в одном обществе коррупция не может быть сведена к нулю, то речь должна идти о минимизации этого явления. Очевидно, что воспитывать детей в школьном учреждении, где нарушаются права и нормы, бессмысленно.

Говоря о причинах коррупции в школах, М.Я. Шнейдер отметил отсутствие профессионального удовлетворения педагогов от своей работы и отсутствие удовлетворённости педагогов своим социальным статусом. Эта неудовлетворённость замещается разными способами, в том числе и поиском не только легальной вторичной занятости, но и нелегальных доходов.

Несмотря на то, что образование считается в нашей стране важной сферой, по-настоящему в качественном образовании наше население не заинтересовано; оно заинтересовано, скорее, в имитации образования, в получении документов об образовании.

Причинами коррупции в сфере школьного образования М.Я. Шнейдер считает также и усложнение экономической деятельности образовательных учреждений в связи с необходимостью реализации процедур государственного заказа, а также снижение квалификации педагогического состава.

Директор московской гимназии полагает, что ЕГЭ не является панацеей от коррупции и нуждается в серьёзном реформировании. Организацией проведения ЕГЭ должны заниматься совершенно независимые экспертные комиссии. Например, в США похожий экзамен проводят независимые компании, выигравшие соответствующий правительственный тендер.

Необходимо также применять и технические средства, не позволяющие пользоваться при сдаче экзаменов мобильными средствами связи.

В целях борьбы с коррупцией необходимо совершенствовать процедуру аттестации педагогических кадров и развивать деятельность профессиональных педагогических сообществ. Именно профессиональные сообщества должны будут взять на себя вопросы репутации педагогов и образовательных учреждений. Но для этого необходимо создавать и совершенствовать законодательную базу. В системе образования, построенного на определённых ценностях, в том числе профессиональных, педагог будет понимать, что его репутация дорогого стоит.

Эффективными средствами борьбы с коррупцией в сфере образования является, по мнению М.Я. Шнейдера, прозрачность нормативно-финансовой базы. В этом направлении уже многое сделано.

Необходимо шире привлекать общественность к решению вопросов финансирования и управления образовательных учреждений. Наше население уже сегодня «голосует» ногами, сказал директор гимназии, выбирая то образовательное учреждение, которое отвечает запросам людей к качеству образования. Именно в такие учреждения и должны идти денежные средства в первую очередь.

Кроме того, коррупции никак не способствует экономическая свобода.  Образовательным учреждениям должно быть предоставлено больше прав по использованию уже выделенных бюджетных средств при адекватном контроле за законным расходованием бюджета.

Н.И. Пикуров, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Московского городского университета Управления Правительства Москвы, сообщил участникам «круглого стола», что по его наблюдениям государственные служащие все как один прекрасно знают предельную стоимость подарков, которые они вправе принимать в связи с их служебными обязанностями от граждан и организаций. Однако, несмотря на то, что гражданское законодательство дозволяет считать указанные подношения подарками, уголовный закон не устанавливает нижний порог взятки. Эта несогласованность отраслей законодательства позволяет правоохранительным органам легко отчитываться об успешной борьбе с коррупцией, с «валом» взяточничества.

Необходимо дифференцировать ответственность, считает Н.И. Пикуров, и вывести подарки на сумму до 3 тыс. рублей из разряда уголовно наказуемых. Ответственность может применяться и в другом виде, например в рамках административного законодательства. Возможно, сказал Н.И. Пикуров, значительную часть коррупции мы победим только за счёт этого.

Е.В. Пуляева, сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, уверена, что задача законодательства состоит, в том числе, и в том, чтобы не допустить или по крайней мере минимизировать возможности проявления коррупционного поведения. Однако сегодня нередко действующее законодательство создаёт предпосылки или условия, способствующие коррупционным проявлениям. Например, нормативно закреплённая взаимосвязь результатов педагогической деятельности и успеваемости обучающихся обусловливает заинтересованность педагогических кадров в высоких показателях своей деятельности.

Избирая метод правового воздействия, следует учитывать способность человека выполнить нормативное предписание. В противном случае предписание не будет эффективным. И в том случае, когда механизм в силу своей трудоемкости не реализуем, появляются альтернативные варианты, отступающие от первоначального замысла, в результате чего появляется почва для коррупционных проявлений.

Вариативность реализации форм нормативных предписаний отчасти обусловлена неурегулированностью многих процедурных аспектов. Между тем именно они обеспечивают реализацию прав граждан в сфере образования и прежде всего должны являться предметом регулирования закона. Это, например, процессуальные вопросы итоговой аттестации выпускников, определения результатов единого госэкзамена, апелляция, соотношение льгот и преимуществ при поступлении в средние профессиональные и высшие профессиональные учебные заведения.

Однако усиление административно-правовых начал в процедурной стороне управления образовательным процессом приводит, по мнению Е.В. Пуляевой, к увеличению объёмов функции органов управления в сфере образования, образовательных учреждений, что не всегда согласуется с функциональной способностью указанных субъектов и особенно остро сказывается в сфере аккредитации и лицензирования, усложняются контрольные механизмы.

Вместе с тем сложность деятельности, введение многофакторной системы оценок не позволят реализовать предложенный механизм на практике. Отсюда форма реализации предписаний может отличаться, не достигать целевой установки. Когда же существует подобная трансформация на практике в процессе реализации, коррупционный фактор лишь только возрастает.

По мнению Е.В. Пуляевой, на пути совершенствования антикоррупционного законодательства главной задачей является внимание законодателя к взаимоотношениям обучающегося и образовательного учреждения.

А.А. Вавилова, сотрудник Института развития образования Высшей школы экономики, отметила, что наибольшее число коррупционных проявлений отмечается на стадии, когда происходит оценка деятельности тех или иных субъектов в сфере образования. Например, оценка уровня подготовленности при приёме в образовательное учреждение; оценка деятельности образовательного учреждения в процессе процедуры лицензирования и аккредитации. Во всех случаях есть возможность по-разному оценить одни и те же факты. Наверное, это обстоятельство существенным образом влияет на то, что система образования – весьма коррупционноёмкая сфера.

Широта дискреционных полномочий является первой в ряду коррупционных факторов.

Пока в российском обществе не сложится определённое представление о качестве образования, и это представление не формализуется, мы от этой широты дискреционных полномочий, считает А.А. Вавилова, уйти не сможем. Необходимо уделить внимание разработке стандартов, позволяющих определять и уровень образования, и качество работы образовательного учреждения.

О.И. Стрелков, заместитель директора Роспатента, рассказал о некоторых результатах контрольной деятельности, которую осуществляет его ведомство в сфере правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности, получаемых за счёт средств федерального бюджета.

За три последних года Роспатент проверил более 100 организаций, более 1000 государственных контрактов на общую сумму, исчисляемую сотнями миллиардов рублей. Из всех этих контрактов примерно в 30 процентах случаев есть реальные результаты; в народном хозяйстве используется всего восемь разработок, сделанных в результате заключения указанной 1000 контрактов.

Нередки случаи, когда одна и та же разработка проходит по нескольким государственным контрактам, т.е. за один и тот же результат государство платит многократно.

Часто отчёты о проделанной работе не соответствуют техническому заданию. Существует и система «откатов».

Государственные средства распыляются, но многочисленные проверяющие органы в первую очередь обращают внимание на формальное исполнение требований закона: должен быть акт о выполненных работах – есть такой акт и так далее.

Причин такого положения дел достаточно много. Необходимо совершенствование законодательства, а также более чёткое определение того, на что же государству действительно необходимо тратить деньги, а что может быть сделано и за счёт внебюджетных источников. Ведь нередко государственный контракт на научно-технические разработки заключается по инициативе исполнителя, разработчика и предмет контракта является, по сути, личной «нуждой» получателя денег, а не нуждой государства в лице заказчика.

Необходимо, по мнению О.И. Стрелкова, вводить административную ответственность  руководителей федеральных органов исполнительной власти, которые осуществляют заказы на НИОКР, за получение реальных и действительно нужных результатов, за практическое использование разработок, оплаченных из бюджетных средств.

Необходимо более внимательно проверять заказчиков НИОКР. В настоящее время целесообразность таких государственных заказов никто не проверяет.

Также необходим общероссийский реестр недобросовестных исполнителей.