(499) 729-66-10

jk-press@list.ru


Информация, комментарии, аналитика

Уголовный процесс

Стадия возбуждения уголовного дела – исключить нельзя оставить

Гаврилов Б.Я.



Ряд обстоятельств побудил автора данной статьи в очередной раз обратиться к вопросу о нецелесообразности существовании в российском уголовно-процессуальном законодательстве стадии возбуждения уголовного дела.

Во-первых, на протяжении двух последних десятилетий продолжает сокращаться доля принятых процессуальных решений о возбуждении уголовного дела.

Во-вторых, законодатель значительно расширил перечень процессуальных действий и решений, допускаемых на стадии возбуждения уголовного дела.

В-третьих, в последнее десятилетие Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ высказывали неоднозначные позиции в части обязательности возбуждения уголовного дела в случаях выявления в ходе предварительного расследования дополнительных преступлений или установления иных, кроме подозреваемого, обвиняемого, лиц, причастных к совершению расследуемого преступления.

В-четвёртых, в некоторых решениях Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ имели место определённые противоречия с нормами уголовно-процессуального законодательства.

И, в-пятых, – это результаты теоретических исследований института возбуждения уголовного дела, которые подвигли автора данной статьи и других учёных к выводу о необходимости исключения этого из УПК РФ института включающего в себя перечень процессуальных норм, регламентирующих принятие по заявлению, сообщение о преступлении процессуальных решений о возбуждении уголовного дела об отказе в этом или о направлении поступившего обращения по подследственности или подсудности.

Следует отметить, что начиная с момента вступления в действие с 1 июля 2002г. УПК РФ законодатель постоянно расширяет перечень процессуальных действий и решений следователя, дознавателя (иных должностных лиц органов дознания), допускаемых в ходе проверки сообщения о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела. Особо в этом плане следует выделить Федеральный закон от 4 марта 2013г №       23-ФЗ. В первую очередь это происходит под влиянием юристов — практиков и ряда учёных.

В последние годы очень противоречиво формировалась следственная и судебная практика возбуждения уголовного дела при установлении в ходе расследования новых эпизодов преступной деятельности лица, привлечённого к уголовной ответственности, или при установлении новых лиц, совершивших преступления совместно с лицом  (лицами), в отношении которого ранее было возбуждено уголовное дело. Несмотря на то, что в течение последних 55 лет процессуальные нормы, регламентирующие стадию возбуждения уголовного дела, практически не изменились, существенно изменилась правоприменительная практика под непосредственным воздействием позиций Верховного Суда РФ и, ещё в большей степени, Конституционного Суда РФ.

В результате сегодня в следственной и судебной практике является достаточно дискуссионным вопрос о том, надо ли возбуждать новое уголовное дело в случае, когда в ходе расследования дела, возбуждённого в отношении ряда лиц, которым предъявлено обвинение, установлен ещё один или несколько соучастников преступления, или если в ходе расследования уголовного дела по факту совершения преступления конкретным лицом выявлены новые эпизоды его преступной деятельности. И в научном сообществе (например, К.Б.Калиновский), и среди практиков (включая судей Верховного Суда РФ) по данному вопросу существуют противоположные точки зрения.

При этом следует отметить, что Верховный Суд РФ (в период действия как УПК РСФСР, так и УПК РФ) в ряде своих решений последовательно утверждал, что нормы уголовно-процессуального законодательства не предусматривают обязанность органов предварительного расследования и органов дознания выносить постановление о возбуждении уголовного дела в каждом случае, когда по уголовному делу будет установлено, что к совершённому преступлению причастно и другое лицо, или в процессе предварительного расследования выявлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

В числе таких судебных решений необходимо выделить определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, от 25 ноября 1998г., которым отменено постановление Президиума Краснодарского краевого суда о возращении дела на дополнительное расследование и, соответственно, оставлен без изменения приговор районного суда города, которым Б. Был осуждён по части 1 ст.228, пункту «в» части 3 ст.228 УК РФ. Из материалов уголовного дела видно, что суд надзорной инстанции усмотрел существенное нарушение закона в том, что уголовное дело, по которому Б. был осуждён, возбуждено только в отношении У., задержанного с наркотиком, из чего краевым судом сделан вывод, что производство по делу в отношении Б. проводилось без возбуждения уголовного дела. По мнению Верховного Суда РФ ни ст.129, ни ст.112 УПК РСФСР не предусматривают обязанности органов предварительного следствия выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу установлено, что к совершённому преступлению причастно другое лицо.

Из обстоятельств данного уголовного дела усматривается, что постановление о возбуждении уголовного дела в отношение У. было возбуждено 10 октября 1997г. в связи с его задержанием с наркотиками по признакам преступления, предусмотренного частью 1 ст.228 УК РФ. При этом во время доставления У. в отдел внутренних дел и обнаружения у него наркотика он заявил, что приобрел её у Б. Последний был задержан на следующий день, и при обыске у него было изъято 16,44г марихуаны. Задержанному Б. было предъявлено обвинение.

Верховный Суд РФ посчитал, что действия У. и Б. взаимосвязаны, расследование проводилось в отношении них одновременно в рамках возбуждённого против У. дела и выносить постановление о возбуждении уголовного дела специально в отношении Б. не требовалось.

При принятии УПК РФ позиция законодателя в части порядка возбуждения уголовного дела и проведения расследования в указанных выше случаях принципиально не изменилась и была подтверждена в части 1 ст.448 УПК РФ, устанавливающей процессуальное правило о возможности привлечения лица в качестве обвиняемого по уголовному делу, возбуждённому в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Указанное требование закона подтверждено и последующей судебной практикой. Так, кассационным определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 20 января 2004г. (дело №       6-о73/03) отменено постановление Уральского окружного военного суда от 22 октября 2003г. о прекращении уголовного дела в отношении Л., С. и М. на основании пункта 1 части 1 ст.27 УПК РФ, поскольку в постановлении о возбуждении уголовного дела отсутствуют какие-либо сведения о возбуждении уголовного дела в отношении указанных лиц.

Научная дискуссия имеет место также в связи с другим обстоятельством, связанным с выявлением в ходе расследования уголовного дела новых эпизодов преступной деятельности лица, в отношении которого ранее уже было возбуждено уголовное дело. По этому поводу Верховный Суд РФ в кассационном определении от 25 сентября 2006г. (дело №       14-о06-29) указал, что ни ст.146, ни ст.149 УПК РФ не предусматривают обязанности органов следствия и дознания выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено уголовного дело. Этим лицам может быть предъявлено обвинение и без дополнительного постановления о возбуждении уголовного дела.

При этом следует отметить, что мнения представителей научной общественности и практикующих юристов принципиально разделились. Одни поддерживают изложенную выше позицию Верховного Суда РФ (например, В.Курченко, А.Панюков), а другие эту позицию подвергают критике (например, В.Колесник, А.Богдановский).

Позиция Конституционного Суда РФ по изложенным выше вопросам до определённого периода вполне сочеталась с указанной выше судебной практикой Верховного Суда РФ. Например, согласно определению Конституционного Суда РФ от 22 января 2004г. №       79-0 признано законным и обоснованным предъявление обвинение депутату законодательного собрания города Санкт-Петербурга в рамках ранее возбуждённого уголовного дела. При этом отдельное постановление о возбуждении уголовного дела в отношении него не выносилось.

Однако в последующий период времени в ряде решений Конституционного Суда РФ была изложена позиция Суда, которую можно расценить как прямо противоположную. Так, из определения Конституционного Суда РФ от 18 июля 2006г. №       343-о следует, что правовое содержание норм части 1 ст.46, части 1 ст.108 и ст.171, ст.172 УПК РФ не предполагает возможность привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого и применение в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), уголовное дело поводу которого не было возбуждено. О необходимости вынесения нового постановления о возбуждении уголовного дела Конституционный Суд РФ высказал свою позицию и в определении от 21 декабря 2006г. №       533-0.

С учётом изложенного представляется, что изменение позиции высших судебных инстанций связано с конституционно-правовым смыслом возбуждения уголовного дела, о чём достаточно подробно изложено, например, в публикации К.Б.Калиновского. Начиная с 90-х гг. на этом настаивает и Т.Г.Морщакова. Соответственно, принципиально изменилась и судебная практика, наглядным примером чего является решение судебных инстанций в лице Верховного Суда РФ и Московского областного суда.

Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013г. №       60-Д-13-3 по обвинению Г. уголовное дело было возбуждено по пункту «б» (совершение преступления группой лиц) части 4 ст.132 УК РФ. Однако в постановлении о возбуждении дела следователь указал, что дело возбуждено только в отношении гражданина З. По мнению Верховного Суда РФ, в отношении гражданина Г. в силу положений ст.140 и ст.146 УПК РФ также необходимо было вынести постановление о возбуждении уголовного дела, что противоречит не только сложившейся многолетней практике Верховного Суда РФ по этому вопросу, но и здравому юридическому смыслу об отсутствии необходимости возбуждения самостоятельного уголовного дела в отношении соучастника преступления.

В свою очередь, согласно апелляционному определению Московского областного суда от 26 июня 2014г. по делу №       22-3724/2014, гражданин Д. был привлечён к уголовной ответственности за совершение пяти краж чужого имущества, в том числе за два преступления, уголовные дела о которых были возбуждены в отношении других лиц, входящих как и Д. в состав организованной группы. Таким образом Судебная коллегия пришла к выводу о незаконности осуждения Д. по этим двум эпизодам, поскольку уголовные дела в отношении Д. по ним не возбуждались.

Вряд ли следует считать целесообразным требование о возбуждении самостоятельного уголовного дела по каждому факту, например, совершения мошеннических действий в виде «финансовой пирамиды», в отношении каждого обманутого вкладчика. Уголовное дело возбуждается, как правило, в отношении организаторов мошеннической схемы изъятия у граждан денежных средств.

Как известно, ни в дореволюционной России, ни в течение значительного периода после Октябрьской революции 1917г. в уголовном процессе не существовало стадии возбуждения уголовного дела. Так, ст.303 Устава уголовного судопроизводства устанавливала, что «жалобы почитаются достаточным поводом к начатию следствия. Ни судебный следователь, ни прокурор не могут отказывать в том лицу, потерпевшему от преступления или проступка».

И лишь с принятием УПК РСФСР 1960г. учение о стадиях уголовного процесса пошло по пути признания возбуждения уголовного дела как самостоятельной стадии уголовного процесса. И сегодня значительная часть учёных-процессуалистов ратует за сохранение в УПК РФ данной процессуальной стадии, обосновывая свою позицию тем, что при отсутствии данной стадии возможны нарушения прав и свобод участников уголовного процесса.

Однако, с учётом, в том числе, вышеприведённых обстоятельств, в научной среде всё более распространённой становится позиция учёных-процессуалистов о необходимости исключения из российской системы уголовно-процессуального законодательства процессуальных норм о возбуждении уголовного дела (например, В.В.Кожокарь, С.И.Гирько, Б.Я.Гаврилов, С.Е.Вицин, А.А.Усачев и др.).

Следует также учитывать и положение Концепции судебной реформы РСФСР, согласно которому «будет обоснованным рассматривать всякое сообщение о преступлении, если на момент рассмотрения неочевидна его ложность, как бесспорный повод к возбуждению уголовного дела».

Изложенное позволяет сформулировать вывод, что началом производства по уголовному делу должна служить не процессуальная норма о возбуждении уголовного дела, а заявление, сообщение о преступлении. Соответственно, уголовно-процессуальные нормы о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела из УПК РФ должны быть исключены. На это также указывается в Дорожной карте дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации (пункт 4.5).

*   *   *

Информация об авторе

Б.Я. Гаврилов,

заслуженный юрист РФ, д-р юрид. наук, профессор (Академия управления МВД России)

Список статей автора

02.07.2015, 17332 просмотра.