(499) 729-66-10

jk-press@list.ru


Информация, комментарии, аналитика

Частная юридическая практика

Новая веха в государственном регулировании частной юридической практики

Редакция ж-ла "Юридический консультант"


Уже почти четверть века вопросы организации и государственного регулирования частной юридической деятельности в России вызывают массу споров и разногласий. Пожалуй, никакая другая сфера профессиональной деятельности в нашей стране не обсуждалась столь долгое время и столь эмоционально.

Можно, конечно, вспомнить проблемы регулирования нотариальной деятельности в России, которые в последние двадцать с лишним лет решались, в основном, за счёт сужения сферы нотариальной практики и сокращения количества нотариусов, а не за счёт повышения эффективности и доступности данной деятельности. При этом эмоции нотариальная деятельность вызывает, как правило, у клиентов российских нотариусов и у государственного регулятора, энтузиазм которого в последние пять лет, похоже, в очередной раз иссяк. Само же нотариальное сообщество со стороны выглядит непоколебимым в своём нежелании сделать хоть шаг на встречу запросам российских потребителей нотариальных услуг.

Но вернёмся к тому, что возможно трансформировать.

За последние четверть века юристам, работающим, так сказать, на свой страх и риск и зарабатывающим себе на хлеб платными юридическими консультациями и представительством интересов граждан и организаций в суде, так и не удалось договориться, как их деятельность называется. Поэтому эта сфера юридической профессии достаточно условно именуется «частной юридической деятельностью», «профессиональной юридической практикой», «адвокатской практикой», деятельностью «свободных юристов» и т.д. и т.п.

Тем не менее, десятилетия проходят, а основные дискуссионные вопросы остаются прежними. На каких принципах должна быть организована деятельность лиц, осуществляющих частную юридическую практику и самостоятельно обеспечивающих себя работой? Приравниваются ли к таким лицам юристы, объединяющиеся со своими коллегами в коммерческие или некоммерческие организации с целью оказания профессиональных юридических услуг (юридической помощи) широкому кругу физических лиц и организаций? Может ли «помощь», даже юридическая, быть оплачиваемой или она по своему определению и сущностному значению всегда должна быть безвозмездной? Каким образом должно осуществляться государственное регулирование профессиональной юридической практики? Какова роль профессионального сообщества в регулировании данной деятельности? Кто и как должен следить за тем, чтобы профессиональная юридическая практика была высококвалифицированной, доходной для консультантов, доступной и безопасной для потребителей?

Несмотря на наличие Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, продолжает быть актуальным вопрос о подготовке проекта закона о профессиональной юридической деятельности.

В 2014г. в деловую программу IV Петербургского международного юридического форума были включены сессии – «Рынок юридических услуг. Закрытые и открытые рынки: за и против» и «20 лет российскому юридическому бизнесу». Выступления на этих сессиях, на наш взгляд, имели достаточно знаковый характер, обозначив определённую веху в регулировании профессиональной юридической практики в России.

Чтобы оценить масштаб происшедших трансформаций, следует вспомнить, как велась дискуссия о путях развития частной юридической практики на протяжении последних 25 лет.

От правозащитной деятельности к рынку юридических услуг

Напомним для начала основные, на наш взгляд, события, связанные с регулированием частной юридической практики в Российской Федерации:

20 ноября 1980г. – утверждено Положение об адвокатуре РСФСР.

В период «перестройки» Правительством России была принята специальная программа, целью которой было развитие платных юридических услуг в нашей стране. Вследствие реализации в том числе и этой программы получили развитие новые формы деятельности адвокатов: домашний адвокат, бизнес-адвокат (адвокат, практикующий на хозяйственных предприятиях) и т.д. Привнеся некоторый вклад в развитие инфраструктуры юридических услуг, указанная программа достаточно быстро прекратила своё существование.

После 1987г. в России стали образовываться юридические кооперативы, участниками которых во многих случаях были адвокаты, которые покидали свои коллегии по различным причинам.

Примерно в начале 90-х годов появились юридические фирмы и юристы, практикующие самостоятельно, вне каких-либо структур. Были попытки образовать ассоциации частнопрактикующих юристов и юридических фирм. Однако за прошедшие двадцать с лишним лет юридическим фирмам и частнопрактикующим юристам так и не удалось по-настоящему объединиться.

15 апреля 1995г. утверждено Положение о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг.

3 октября 1998г. вступил в силу Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности», который исключил из перечня видов деятельности, подлежащих лицензированию, платные юридические услуги.

В середине 90-х, как мы помним, шла активная борьба за тотальное сокращение перечня видов предпринимательской деятельности, подлежащих лицензированию. Сторонники той позиции, что лицензирование должно осуществляться в исключительных случаях и по упрощённой форме, а основной упор государство и профессиональные сообщества должны сделать на контрольную деятельность уже в процессе ведения бизнеса, – были активны и многочисленны. Поэтому разработчики нового закона о лицензировании искренне недоумевали, какое отношение частная юридическая практика может иметь к процедуре лицензирования: «Юристы-то тут причём?! Эта история вообще не про них».

При обсуждении проекта Закона о лицензировании отдельных видов деятельности в разных комитетах Государственной Думы РФ в качестве основной причины исключения юридических услуг из сферы лицензирования выдвигалась идея о том, что вопросы регулирования юридических услуг необходимо решать иными методами, но не в рамках Закона о лицензировании. Депутаты говорили о том, что это специфический вид профессиональной деятельности, совершенно особая область, которая должна регулироваться специальным законом. Многие депутаты были искренне уверены в том, что в сфере частной юридической деятельности (включая и адвокатскую практику) к середине 90-х годов уже существовала единая система аттестации юристов, система контроля за данной деятельностью как со стороны органов юстиции, так и со стороны самоуправляемых юридических объединений и т.д.

Так юристы, не имеющие статуса адвокатов, остались без какого-либо государственного регулирования. Напомним, что с 1995 по 1998 г. было выдано 30 тысяч лицензий на оказание платных юридических услуг. Большинство юристов, успевших получить лицензию, искренне сожалели об отмене лицензирования платных юридических услуг. Лицензия придавала консультанту дополнительный вес в глазах клиентов, говорили они.

Таким образом, с 3 октября 1998г. и по настоящее время любой гражданин Российской Федерации, имеющий или не имеющий высшего юридического образования, имеющий или не имеющий стаж работы по юридической профессии, может оказывать любые юридические услуги. Без каких-либо ограничений в нашей стране могут действовать иностранные юристы.

Все эти события подстегнули активность и традиционных адвокатов, и частнопрактикующих юристов в целях разработки и принятия единого законодательного акта, регламентирующего порядок доступа юристов к частной практике.

Были надежды, что Закон об адвокатуре даст ответы на все запросы и урегулирует, наконец, частную юридическую практику.

1 июля 2002г. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вступил в силу.

Формально, вроде бы, правильный законодательный акт, который мог бы стать первой ступенью к единому регулированию профессиональной юридической практики, совершенствуясь в процессе своего применения. Однако этого не произошло. Несмотря на прошедшие десятилетия, несмотря на значительные изменения, происшедшие в нашем обществе, в российском законодательстве, вопросы организации частной юридической деятельности продолжают оставаться актуальными и вызывать споры и разногласия в юридической среде, а также жалобы и нарекания со стороны граждан, обратившихся за юридической помощью. В юридическом сообществе продолжается «раскол» на тех, кто оказывает «юридическую помощь», и тех, кто предоставляет «юридические услуги».

В связи с этим вспоминается анекдот из советских времён о том, что советский тракторостроительный завод как ни старается собрать трактор, в результате получается только танк…

Журнал «Юридический консультант» не в первый раз обращается к проблемам частной юридической практики. В 1998г. журнал выступил организатором двух конференций, которые прошли в Москве и Нижнем Новгороде, а в 2008г. в Москве по инициативе журнала был проведён «круглый стол» по той же тематике. На этих мероприятиях достаточно широко и, на наш взгляд, профессионально были обсуждены вопросы организации деятельности юристов, ведущих частную практику, к которым, естественно, мы относим и адвокатов. Участие в дискуссиях приняли как адвокаты, включая и адвокатов, работающих в российских регионах, так и частнопрактикующие юристы.

В конце 90-х гг. прошлого века большинство юристов (включая и адвокатов) сходилось во мнении, что недопустимо предоставлять право на ведение частной юридической практики только одной какой-либо структуре или организации. Юрист, желающий заниматься частной практикой, должен получить соответствующее разрешение на данную профессиональную деятельность (допуск к практике), а затем решать вопрос об объединении с другими профессиональными юристами в союз, гильдию, фирму и т.д.

Большинство юристов считало, что доступ к профессии адвоката должен осуществляться после сдачи экзамена независимой комиссии, в которую должны входить адвокаты, учёные-юристы, возможно, и иные специалисты юридического профиля, представители органов юстиции. Допуск к адвокатской деятельности должен выдаваться государственным органом, но это должно быть лишь регистрирующим, формальным актом.

Не было возражений и против объединения юристов, получивших право осуществления частной практики, в некое профессиональное сообщество.

Некоторые юристы считали, что значительное влияние в процессе контроля за добросовестным и профессиональным исполнением адвокатами (частнопрактикующими юристами) своих обязанностей окажут профессиональная конкуренция и требования рынка.

И двадцать, и десять лет назад многие российские юристы говорили о том, что в вопросах обеспечения контроля за качеством юридической помощи необходимо соблюсти паритет интересов граждан, государства и самих юристов. При этом не стоит отдавать решение всех вопросов, связанных с нарушением адвокатами (юристами) своих профессиональных обязанностей, на откуп как самим адвокатским корпорациям, так и каким-либо государственным структурам, что может привести к нарушению баланса интересов.

Говорят об этом и сегодня.

На конференциях, проведённых журналом «Юридический консультант» в 1998г., адвокаты из ряда региональных адвокатских коллегий обращали внимание на то, что любое профессиональное сообщество может быть гораздо более нетерпимым к инакомыслию в своей среде, нежели государственные структуры, обладающие контрольно-надзорными функциями. При этом государственные структуры руководствуются идейными соображениями, интересами своей службы, а в профессиональной корпорации, помимо идейных соображений, существенное (а иногда и главное) значение могут иметь финансовые интересы.

В любом случае клиент должен быть защищён от недобросовестных или неквалифицированных адвокатов. С этим тезисом на протяжении последних 25 лет никто не спорил. Как и с тем, что гражданин или юридическое лицо должны иметь возможность свободного выбора юриста, который окажет им юридическую помощь.

При всём многообразии мнений о принципах организации частной юридической деятельности практически все юристы согласились с тем, что несанкционированная юридическая практика должна быть исключена.

Многие юристы подчёркивали, что попытки силового объединения всех юристов, занимающихся частной практикой, в некое единое объединение, попытки поставить одну группу частнопрактикующих юристов вне закона и закрыть им допуск к практике не решат проблему, а лишь усугубят её.

Говоря об уровне профессионализма и квалификации как адвокатов, так и частнопрактикующих юристов, не имеющих статуса адвоката, многие юристы отмечали, что добиться высокого профессионального уровня юристов можно только поставив на солидную основу юридическое образование.

А что же происходит сегодня? Немало юристов, работающих в юридических фирмах, получили статус адвоката и… продолжают работать в юридических фирмах. Немало адвокатов самоорганизовались в юридические фирмы. В течение нескольких десятилетий в нашей стране в одной профессиональной сфере работают юристы, обладающие различным правовым статусом.

В настоящее время в России насчитывается около 65 тыс. практикующих юристов, имеющих статус адвоката. А частнопрактикующих юристов, не имеющих статуса адвоката, в 2008г. (по данным, приведённым в ходе работы «круглого стола» 3 декабря 2008г.) было около 300 тыс. человек. Точное количество, естественно, подсчитать невозможно.

И вот, наступил 2014г. Чем же так примечательны современные дискуссии об организации частной юридической практики?

Во-первых, нельзя не заметить, что изменился стиль обсуждения проблем российской частной юридической практики. В дискуссиях об организации профессиональной юридической практики в России, состоявшихся в июне 2014г. в рамках IV Петербургского международного юридического форума, адвокаты уже не смущаясь употребляли такие термины как «рынок юридических услуг», «закрытый рынок консалтингового уголовного права России», «вытеснение с юридического рынка», «дью-дилидженс» (должная добросовестность), «интересанты». Активно используют такие термины и государственные чиновники. Российским юристам старше 40 лет есть чему удивляться. Перефразируя древних китайцев можно сказать, что, если в России жить достаточно долго, то можно стать свидетелем того, как российские адвокаты согласятся приравнять термин «юридическая помощь» к термину «юридические услуги», признают, что «адвокатская монополия» – это скорее утопия и призовут к «сегментированию юридического рынка».

Во-вторых, изменились и приоритеты.

В середине 90-х годов главенствующими были две точки зрения на законодательное регулирование частной юридической деятельности. Сторонники одной позиции доказывали необходимость жёсткого разделения правового положения адвокатов и юристов-лицензиатов с предоставлением больших полномочий адвокатам. Другие, наоборот, выступали за слияние, унификацию деятельности представителей одной юридической профессии, не видя никаких существенных различий между двумя категориями юристов, в принципе занимающихся одинаковой деятельностью.

Похожие споры велись и в 2000-х, но уже с акцентом на то, на каких условиях должно происходить объединение адвокатов и частнопрактикующих юристов, юридических фирм, кто к кому должен присоединяться (учитывая численные соотношения), кто у кого должен принимать «вступительные экзамены» и т.д.

Теперь на первый план вышла тема «защиты национального юридического рынка» от нашествия иностранных юристов и юридических фирм. В этой борьбе адвокаты готовы объединиться с российскими (по гражданству) частнопрактикующими юристами, не имеющими статуса адвоката.

Тема «адвокатской монополии» (монополии ну хоть в чём-то) с повестки дня не снята, но отложена. Вопрос о «вступительных экзаменах в адвокатуру» также пока не снят с повестки дня, но отложен до окончания битвы за независимость российского юридического рынка. Возможно «участники» и «ветераны» будут иметь льготы при сдаче адвокатам вступительных экзаменов…

Дискуссия о степени открытости (закрытости) российского рынка юридических услуг и о перспективах регулирования частной юридической практики в России велась в рамках IV Петербургского международного юридического форума (2014г.), в основном, на двух сессиях: «Рынок юридических услуг. Закрытые и открытые рынки: за и против» и «20 лет российскому юридическому бизнесу».

Копейки, большие деньги, рынок

Как уже говорилось, дискуссия о степени открытости (закрытости) российского рынка юридических услуг и о перспективах регулирования частной юридической практики в России велась в рамках IV Петербургского международного юридического форума, в основном, на двух сессиях: «Рынок юридических услуг. Закрытые и открытые рынки: за и против» и «20 лет российскому юридическому бизнесу».

Читать полную версию статьи

Информация об авторе

ИНформационно-аналитический журнал «Юридический консультант», www.jk.ru

Список статей автора

07.07.2015, 803 просмотра.