(499) 729-66-10

jk-press@list.ru


Информация, комментарии, аналитика

Предпринимательская деятельность

Нужна ли властям Москвы уличная торговля?

Селивёрстов С.Ю.


«Ночь длинных ковшей» и другие ночи и дни московских предпринимателей

 Селивёрстов Сергей Юрьевич, исполнительный директор Московского городского отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ», ответил на вопросы журнала «Юридический консультант»

  «ЮК» – Сергей Юрьевич, ещё пять-шесть лет назад на московских улицах находилось большое количество киосков, павильонов, небольших торговых центров, где можно было приобрести одежду, обувь, электронику, косметику, продукты, мороженое, соки и прохладительные напитки, прессу. Как правило, они находились вблизи крупных транспортно-пересадочных узлов, станций метро или железнодорожных станций, а также в переходах станций метрополитена.

 В последние годы большая часть таких киосков и торговых объектов были снесены, причём эти операции сопровождались громкими скандалами и обвинениями руководства Москвы в нарушениях законодательства и злоупотреблениях своими полномочиями.

Это, на ваш взгляд, внезапная перемена в политике развития мелкого и среднего предпринимательства в Москве, или спорадические действия властей города, не являющиеся частью какого-либо плана?

 

С.Ю.Селивёрстов – Я думаю, что такая торговая деятельность с использованием нестационарных торговых объектов, как это правильно называется, была интересна и предпринимателям, и потребителям, если пользовалась спросом и у тех, и у других. Подобная торговая деятельность в Москве, как и по всей стране, велась в течение нескольких десятилетий.

Это была хорошая школа обучения россиян предпринимательской активности. Немало таких торговых объектов, в которых люди проработали по 10-15 лет. Такие торговые объекты давали потребителям хороший ассортиментный перечень товаров и услуг, которые к тому же были легко доступными для покупателей.

Торговля в таких объектах приносила доход и местным органам власти, пополняя бюджеты муниципалитетов. Кроме того, на каждый такой объект нестационарной торговли было «завязано» от пяти человек, нанятых владельцами павильонов и киосков на работу, – продавцов, водителей, бухгалтеров и других. Создавались рабочие места, выплачивалась зарплата. Другой вопрос — в какой форме выплачивалась зарплата и сколько реально налогов уплачивалось при этом. Но это вопросы уже собираемости налогов. Я думаю, что важнее для властей города было то, что жители города могли зарабатывать себе на жизнь.

В течение нескольких десятилетий разрешение на установку нестационарного торгового объекта было, в общем-то, не сложно получить. Препятствий для этого не было. Киоски и павильоны в Москве стояли практически везде. Соответственно, можно считать, что всё это время такая предпринимательская деятельность считалась руководством города Москвы полезной.

Конечно, была проблема в отсутствии во многих из таких объектах воды, туалетов. Но в более или менее крупных павильонах эта проблема со временем была решена.

Со сменой руководства города Москвы ситуация очевидно изменилась. Новая исполнительная власть в Москве занялась пересмотром организации мелкорозничной торговли, в том числе сегмента нестационарной торговли Сегодня фактически в городе есть лишь киоски по продаже мороженого, прессы и театральных билетов.

Новые городские власти решили проводить политику сокращения количества нестационарных торговых объектов. Более того, поначалу власти отказались от заключения договоров аренды земельных участков, заменив их годичными или двухгодичными разрешениями на установку нестационарных торговых объектов на городской земле. В «переходный» период, в 2011-2012 годах, выдавались такие разрешения вместо договоров аренды земли.

Одновременно новое руководство города предписало владельцам киосков улучшить внешний вид нестационарных торговых объектов. Городское архитектурно-планировочное управление разработало варианты внешнего оформления. Предприниматели за свой счёт сделали это.

Кроме того, было решено, что в целях безопасности граждан 50 метровая зона от метро должна быть свободной. Начался снос киосков и павильонов, располагавшихся у станций метро, а также в подземных переходах, в том числе и из вестибюлей и переходов метро.

Да, вопросы безопасности важны. Но сегодня мы можем наблюдать, что в вестибюли и переходы метро с разрешения руководства города и метрополитена возвращаются киоски, но уже с другими владельцами. Складывается впечатление, что вопросы безопасности были во многом надуманным поводом для реформирования сферы нестационарной торговли.

В прежние годы, давая разрешения на установку торговых объектов, торговых автоматов, мелкорозничных торговых объектов власти города исходили, в том числе, и из удобства для граждан – вышел из метро и можешь приобрести самое необходимое для дома: цветы, хлеб, воду, батарейки и так далее.

Начиная с 2013 года мэрия Москвы инициировала активный снос нестационарных торговых объектов по всему городу. Аргументировалось это, в том числе, и тем, что у города очень много свободных площадей, которые готовы для сдачи в аренду предпринимателям.

Постановлением правительства Москвы от 3 февраля 2011г. №26-ПП был утверждён порядок размещения нестационарных торговых объектов, расположенных в городе Москве на земельных участках, в зданиях, строениях и сооружениях, находящихся в государственной собственности. В 2012-2015 годах данное постановление было достаточно существенно переработано.

Массовый снос торговых объектов вызвал такое же массовое недовольство владельцев этих объектов, которые обращались к нам, в Московское отделение общественной организации «ОПОРА РОССИИ». И мы пытались отстаивать их интересы.

В рамках нашей организации была создана специальная комиссия по торговле. В адрес мэрии Москвы были направлены соответствующие обращения и предложения. Были проведены встречи с руководством города Москвы. К сожалению, предотвратить снос киосков и павильонов не удалось.

При этом в СМИ некоторые представители администрации тогда говорили об упорядочивании уличной торговли.

 

«ЮК» – А как сложилась судьба этих людей — владельцев этих объектов? Вы делали какие-то исследования по этому поводу?

Согласно опросам, проведённым журналистами холдинга РБК, например, абсолютное большинство владельцев снесённых в Москве киосков не стали продолжать предпринимательскую деятельность, так как не чувствовали уже в себе сил начинать эту деятельность с самого начала. На момент опроса журналистами РБК было немало и таких бывших владельцев киосков, которые после потери бизнеса с трудом сводили концы с концами.

 

С.Ю.Селивёрстов – Я согласен с тем, что после 40-45 лет уже трудно ещё раз начинать бизнес с нуля. Особенно если это происходит в условиях, когда власть постоянно меняет правила игры. Специальных исследований мы по этому поводу не делали.

Надо отметить, что в период так называемой первой волны сноса в Москве, речь шла о демонтаже не капитальных, а временных торговых объектов. Как правило, такие нестационарные объекты устанавливались на земельных участках, в отношении которых заключались краткосрочные договоры аренды земли. Обычно – на 11 месяцев. Были также договоры аренды на срок три–пять лет. Многие договоры аренды земли периодически продлевались на очередные три–пять лет.

В договорах аренды земельных участков под нестационарные торговые объекты оговаривалось целевое использование данного участка – установка (возведение) такого-то объекта с такой-то специализацией предпринимательской деятельности.

Естественно, что на возведение объекта предприниматели должны были получать соответствующие разрешения и согласования уполномоченных городских ведомств. Подключение коммуникаций согласовывались в установленном порядке.

Но мы знаем и о том, что очень многие предприниматели какую-то цепочку в этих согласованиях пропускали. Или получали разрешительную документацию на возведение или установку объекта торговли в 100кв. метров, а по факту возводили объект в 200 кв. метров.

Срок размещения нестационарного объекта также оговаривался в договоре аренды земельного участка. Так было в Москве всегда.

В Москве основополагающим документом при установке нестационарного объекта является договор аренды земельного участка. Я не юрист, но знаю, что всегда истечение срока действия договора аренды земельного участка означало обязанность предпринимателя демонтировать возведённый им нестационарный объект. И в прежние годы, тем предпринимателям, у которых истёк срок аренды земли, местные органы власти выдавали предписания на освобождение земельного участка.

В начале «первой волны» сноса в Москве киосков и небольших павильонов договоры аренды земли под нестационарными торговыми объектами уже закончились или заканчивались, а новые власти города Москвы решили их больше не продлевать. Соответственно, формальных оснований оставлять на данном земельном участке нестационарные объекты торговли уже не было.

Предприниматели жаловались на то, что вложили в строительство объектов торговли свои денежные средства, что на развитие данного бизнеса были потрачены годы усилий. А им перестали продлевать договоры на аренду земельных участков под торговыми объектами, не предлагая никакой альтернативы.

Однако решение вопроса о продлении или о не продлении договора является прерогативой городских властей.

Те объекты, которые были установлены без каких-либо документов, снесли в первую очередь. Потом был период сноса киосков и павильонов в 50-метровой от метро зоне безопасности.

В следующий этап сноса попали нестационарные торговые объекты, которые стояли на подземных коммуникациях – вода, газ, электричество.

Следует иметь в виду, что речь идёт о нестационарных объектах, которые не должны иметь фундаментов. Практически все объекты, попавшие в разные периоды под снос в Москве, были именно такими. Хотя изредка встречались и такие владельцы, которые всё-таки соорудили что-то    похожее на фундамент в процессе неправомерной надстройки своего павильона. Однако, с такими надстройками власти города всегда боролись.

До 2014г. в Москве сносили небольшие торговые палатки. Торговые павильоны и крупные торговые центры тогда ещё никто не сносил.

Потом городские власти разработали единые архитектурные формы для всех нестационарных торговых объектов. Эти объекты изготавливались для города на основании городских заказов. Сначала эти павильоны выкупались предпринимателями и за свой счёт устанавливались в местах, отведённых для этих целей городскими властями. Позднее право заключить договор на аренду этих объектов стало разыгрываться на аукционах. Так как этих павильонов и мест для их установки очень мало, то стоимость их аренды, определяемая на аукционе, очень высока. Соответственно, предпринимательская деятельность в них становится нерентабельной. Многие из этих павильонов работают лишь в сезон.

 

«ЮК» – И поэтому в последние годы москвичи уже не знают, где купить мороженое, прессу. Автомобилисты жалуются, что бутылку воды в жаркий день в Москве негде купить. Театральные кассы и пункты по продаже проездных билетов на наземный транспорт надо специально в Москве разыскивать..

 

С.Ю.Селивёрстов – Сейчас в Москве единственные объекты нестационарной торговли, которым в большом количестве разрешено стоять на улицах города, это печать, театральные кассы и мороженое.

 

«ЮК» – Получается, что власти города завышают цены аренды торговых павильонов, выставляя на аукцион значительно меньшее количество лотов по сравнению со спросом на торговые объекты со стороны предпринимателей. Чего же в итоге хотят получить? Разовую высокую плату за несколько лотов на аукционе и отсутствие бизнес-активности в дальнейшем? Деятельность малого и среднего бизнеса им вообще не важна? Так получается.

 

С.Ю.Селивёрстов – Город выставляет на торги павильоны в соответствии с утверждаемой схемой их размещения. К сожалению, она во многом несовершенна как с точки зрения количества самих объектов, так и их расположения.

 

«ЮК» – Что мешает «ОПОРЕ РОССИИ» задать эти вопросы московским властям от имени предпринимательского сообщества?

 

С.Ю.Селивёрстов – Московские власти объяснили свои действия стремлением навести порядок в сфере торговли с использованием нестационарных торговых объектов, а также необходимостью сократить число таких объектов. По мнению представителей московской власти, в городе уже вполне достаточно торговых мест. Действительно, очень много свободных площадей в крупных торговых центрах и комплексах. Город предлагает предпринимателям арендовать места для торговли там, то это совсем другой формат, иные ставки аренды, которые не каждому по карману, по крайней мере если говорить о микробизнесе.

 

«ЮК» – Но кто специально поедет в крупный торговый гипермаркет, чтобы купить мороженое, или букет цветов, или бутылку воды?

50 процентов городского бюджета Москвы формируется за счёт налога на доходы физических лиц. От меня отнимают часть заработанных мною средств в бюджет города Москвы. Но при этом на что власти города тратят мои деньги, наши деньги? Удобства горожанам не создали, предпринимателей практически лишили средств и возможностей для получения дохода, поступление налогов от предпринимательской деятельности уменьшается. В чём суть политики нынешней городской власти Москвы в отношении предпринимательства и городского обустройства?

 

С.Ю.Селивёрстов – Мороженое, цветы и вода как раз остались в перечне специализаций нестационарных объектов. Другое дело, что палатки сейчас, не находятся, как раньше буквально на каждом шагу. И это создает определенный дискомфорт для москвичей, гостей города. Я как налогоплательщик, как простой обыватель с этими проблемами тоже сталкиваюсь и мне это тоже неудобно.

 

«ЮК» – А ситуация со сносом в Москве торговых павильонов и комплексов была похожа на снос киосков?

 

С.Ю.Селивёрстов – На мой взгляд, ситуация со сносом торговых комплексов была удручающая. Исполнительная власть взяла на себя, по большому счёту, судейские функции.

Снести объект, имеющий свидетельство о праве собственности на него, можно только по решению суда, но не по решению органа исполнительной власти. Мы активно боролись за права предпринимателей, потому что правомерность действий городских властей носила сомнительный характер. И заявления московских чиновников о том, что свидетельства о собственности были получены незаконно, неприемлемы.

У большинства предпринимателей из числа тех, чьи торговые объекты попали в списки под снос в начале 2016г., имелись те или иные правоустанавливающие документы на эти объекты. Договоры аренды земельных участков, на которых располагались данные объекты, заключались ещё при прежнем мэре Москвы – Ю.М.Лужкове, в основном на длительный срок. На основании этих договоров аренды владельцы и получали правоустанавливающие документы на объекты недвижимости, в которых последние значились как капитальные строения, и, надо сказать, были таковыми по факту.

Собственники попавших под снос объектов стремились защитить свои права в судах. Причём ряду из них удалось подтвердить законность возведения и нахождения капитальных объектов, запланированных городом к сносу. Суды подтвердили также, что эти объекты не являются самостроем, поскольку их владельцы располагают правоустанавливающими документами, и что у властей города Москвы нет оснований эти объекты сносить

Не будем вдаваться в подробности, как некоторые предприниматели в своё время некапитальные объекты перестроили в капитальные. Но такое строительство было узаконено, получено свидетельство о собственности на капитальные объекты, получены разрешения на подключение электроснабжения и водоснабжения.

В данной ситуации важно, что собственники имели правоустанавливающие документы, подтверждающие их право собственности на эти строения, и что российские суды подтвердили правомочность этих документов.

Тем не менее, городская администрация усомнилась в том, что документы, выданные официальными органами власти и законность которых подтверждена решениями судов, получены законно. В итоге Москва не приняла во внимание ни документы, ни позицию судов, а приняла решение сносить эти строения как самострой.

 

«ЮК» – А как обстояли дела с договорами аренды на землю в этих случаях? Говорили, что московские власти расторгли такие договоры в одностороннем порядке, и на этом основании потребовали сноса возведённых на этих участках объектов.

 

С.Ю.Селивёрстов – В этом случае земельный вопрос не был главным. Как я понимаю, если на капитальный объект выдано свидетельство о собственности, то собственник здания имеет возможность оформить (в собственность или в аренду) также и земельный участок под этим объектом. Вероятно, на какие-то земельные участки под данными объектами недвижимости московские чиновники и не стали продлевать договоры аренды на новый срок.

Власти города Москвы заявляли в данном случае о том, что изначально земельные участки выделялись под строительство некапитальных объектов, а сейчас на этих участках находятся капитальные объекты недвижимости, что они считали неправильным. Однако, если этому есть подтверждения – накажите тех, кто незаконно выдавал разрешения на строительство капитального объекта, на подключение этого объекта к коммуникациям. Почему ранее эти объекты были законно возведёнными, а теперь перестали быть таковыми?

Городские власти говорили о том, что многие из торговых комплексов, внесённых в списки на снос, нужно было перестраивать, так как их архитектурный облик пришёл в упадок и был несовременным, некоторые из них находились в плачевном состоянии, с грязными окнами и тому подобное. С этими доводами можно согласиться. Владельцы выжимали из объекта все деньги и не вкладывали в реконструкцию и ремонт строения. Многие из этих объектов в принципе устарели.

Однако ситуацию нужно было разрешить иначе, не нарушая прав предпринимателей, не попирая свобод частной собственности. Стоило бы обратиться к опыту стран Европы, где, если объект не вписывается в градостроительную концепцию, портит облик или должен быть ликвидирован по другим причинам, предпринимателю выплачивается его рыночная стоимость.

Такую позицию и пыталось донести Московское отделение «ОПОРЫ РОССИИ» до представителей московской власти. Если городская администрация решила сломать существующие объекты торговли, а земельные участки под ними изъять, чтобы потом возвести другие объекты торговли или ещё что-то    сделать на этих землях, для таких случаев есть нормальный европейский опыт – оценивайте рыночную цену разрушаемого объекта торговли и предлагайте достойную компенсацию.

В общем, в данной ситуации был возможен более цивилизованный алгоритм действий чиновников.

В итоге на первом этапе сноса торговых объектов, когда городские власти поняли, что идёт существенный негатив в отношении их действий, представители правительства Москвы сообщали о готовности рассмотреть вопросы компенсации за снесённые торговые объекты. Хотя тогда, зимой 2016г., официально какая-либо компенсация не предусматривалась.

Потом, на втором и третьем этапе сноса – лето и осень 2016г. – предпринимателям была предложена денежная компенсация, если они сами снесут свои строения. И многие это сделали.

 

«ЮК» – Как сообщалось на телеканале РБК, в период сноса торговых центров в 2016г. (торговый центр «Пирамида» и другие) в бюджете Москвы было предусмотрено 50 млрд. рублей на компенсацию за снос объектов. Об этом говорили и представители департамента городского имущества Москвы, пояснив при этом, что нет методики расчёта этой компенсации.

 

С.Ю.Селивёрстов – На данный момент ситуация такова: если собственник самостоятельно сносит своё строение, то получает от правительства Москвы 54 тыс. рублей за квадратный метр площади этого строения. Если сносом занимаются городские власти, то выплачивается компенсация за снесённое строение в размере 51 тыс. рублей за квадратный метр площади строения.

Это, по сути, оплата работ по демонтажу, но не компенсация за демонтированное строение. А ведь любой предприниматель хочет получить хоть какую-то компенсацию за своё имущество. Кроме того, выплата указанных сумм никак не связывалась с наличием или отсутствием документов на демонтируемое строение. Поэтому для тех, у кого не было необходимого комплекта документов на установленный ими павильон, такая схема возмещения была приемлема.

Большая часть предпринимателей Москвы после первой волны сноса зимой 2016г. уже понимали, что доказать столичным чиновникам формальную правильность своих документов и свою правоту они не смогут. Поэтому люди решили получить хоть что-то    . Хотя я согласен с тем, что денежное возмещение и оплата за снос строения – это не одно и то же.

Но я пытаюсь и позицию властей города в какой-то степени учесть. А она такова: практически все снесённые торговые строения были построены незаконно и поэтому были снесены на законном основании.. Из списка объектов на снос, который был подготовлен правительством Москвы в начале 2016г., лишь единицам удалось отстоять свои права.

Основную массу тех, у кого были подтверждённые судом правоустанавливающие документы снесли в феврале 2016 г.

 

«ЮК» – В период сноса павильонов, в «ночь длинных ковшей», активно велась видеосъёмка процесса демонтажа торговых павильонов в разных районах Москвы. В ряде случаев собственники павильонов сообщали о том, что местные органы власти предупреждали владельцев торговых объектов о дате сноса. Однако практически снос начинался раньше назначенного чиновниками срока и без предварительного предупреждения.

Собственникам и арендаторам пришлось в спешке вытаскивать из разрушаемого строения своё имущество. Объекты нередко сносили с вещами и товарами, которые владельцы не успели вывезти.

В большинстве случаев снос проходил в ночное время. Кроме того, павильоны демонтировали люди, не предъявившие документов на снос и документов, удостоверяющих их личности и полномочия. Как видно и слышно на видеозаписях, неизвестные «демонтажники» называли себя «просто рабочий», «дворник», «бульдозерист»… Рядом с ними находились сотрудники полиции в форме, обеспечивающие безопасность «просто рабочих» и «бульдозеристов». Как такое могло случиться?

 

С.Ю.Селивёрстов – Власти аргументировали снос торговых объектов в ночное время заботой об удобстве горожан. Чтобы не мешать им.

 

«ЮК» – А шум от разрезания металлических конструкций, от работы специальной строительной техники, от падения на землю железных конструкций ночью гражданам не мешает?

Как бороться с такой практикой? Как защищаться предпринимателям, собственность которых уничтожается неизвестными людьми и без предупреждения?

 

С.Ю.Селивёрстов – Надо жаловаться в судебные органы, в прокуратуру. Жаловаться на бездействие органов власти, полиции.

Насколько было известно, сносом торговых павильонов и киосков занималось ГБУ «Автомобильные дороги Москвы».

 

«ЮК» – В феврале 2016г. состоялась пресс-конференция, организованная компанией РБК, с участием собственников ряда торговых центров, представителей общественных организаций, представляющих интересы предпринимателей, и адвокатов. В частности, адвокаты жаловались на то, что не могут найти людей, принимавших самое непосредственное участие в разрушении торговых объектов, принадлежавших их клиентам.

Правительство Москвы на их обращения заявило, что распоряжение о сносе этих объектов оно выпустило, но сносом не занималось. Чиновники сказали, что не знают, кто сносил эти объекты, и предложили пострадавшим самим заниматься розыском этих лиц.

 

С.Ю.Селивёрстов – В феврале 2016г. нам удалось создать существенный резонанс в СМИ по этому поводу. Мы не упускали буквально ни одной возможности осветить эту тему и донести до московских властей нашу позицию. Мы использовали телевидение, радио, печатную прессу и электронные СМИ, собирались с другими правозащитниками на различных информационных площадках.

В частности, в пресс-центре РБК совместно с «Деловой Россией» и аппаратом Уполномоченного по правам предпринимателей в Российской Федерации мы организовали конференцию, посвящённую сложившейся ситуации. Во встрече, кстати, приняли участие и московские чиновники, которые обычно подобные совещания обходят стороной.

В общем, мы сделали всё что могли – аргументировано доносили свою позицию и выражали несогласие с проводимой политикой. Но, очевидно, что ситуация со сносом павильонов была предрешена.

 

«ЮК» – В Фейсбуке уже пишут о том, что на тех же местах, где снесли торговые объекты, уже строят новые.

Кстати, на пресс-конференции в феврале 2016г. по поводу сноса торговых центров адвокат И.Л.Трунов обвинил власти города Москвы в применении двойных стандартов – снесли не всех, некоторые крупные и не очень торговые центры и павильоны остались стоять на своих местах и при том же внешнем виде, что был ранее.

 

С.Ю.Селивёрстов – В Московском отделении «ОПОРЫ РОССИИ» нет достоверной информации по этому поводу. Но такой исход ситуации нельзя исключать.

 

«ЮК» – Неужели предприниматели настолько заняты конкуренцией друг с другом, что снос торгового объекта другого предпринимателя воспринимают лишь как собственные, неожиданно появившиеся, возможности?

 

С.Ю.Селивёрстов – Не так уж предприниматели и конкурируют. В какой-то момент периода массового сноса торговых объектов произошло объединение предпринимательского сообщества. Но это было скорее разовое объединение, чем системное сотрудничество.

На городской конференции, инициатором проведения которой выступила «Деловая Россия», присутствовало более 1000 предпринимателей. Потом они создали своё неформальное объединение. Они направляли обращения в различные инстанции, готовили обращения в суды. Они дошли даже до Конституционного Суда РФ. Но не более того. Всё успокоилось и сошло не нет. Но на каком-то этапе они смогли объединить свои усилия. Но так всегда бывает.

Первый снос торговых объектов в начале 2016г. был самым знаковым, в него, в большинстве своём, попали самые знаковые объекты, которые имели те или иные правоустанавливающие документы. Владельцы этих объектов были реально заинтересованы в их сохранении, были готовы бороться за свою собственность. На том этапе было несколько лидеров среди них, которые объединили других предпринимателей, недовольных сносом.

Мы, как общественная организация «ОПОРА РОССИИ», подключились в связи с тем, что, на наш взгляд, права предпринимателей, имевших свидетельства о собственности на торговые объекты, были явно нарушены. Тем более что большинство из них в добавок к этому имели на руках решения российских судов, подтверждающих законность права собственности.

 

«ЮК» – Какова в этой истории про снос торговых объектов в Москве роль юристов? Нередко можно услышать, что хорошая команда юристов может свернуть горы, решить все вопросы..

 

С.Ю.Селивёрстов – Безусловно, права собственников в судах защищали квалифицированные специалисты. С их участием вопросы о нарушении прав собственности на снесённые торговые объекты в Москве дошли до высших судебных инстанций.

Сложилась такая ситуация с трактовкой закона, в результате которой позиция по сносу самостроя толковалась неоднозначно. Важным был вопрос о том, каковы полномочия местных органов власти в решении вопроса о признании объекта самостроем. На этот юридический казус юристы и сделали упор.

Однако у владельцев торговых объектов, включённых правительством Москвы в список на снос как самострой, уже были решения судов о том, что эти объекты не являются самостроем. Наша общественная организация говорила именно об этом, о том, что власти Москвы допускают нарушение закона.

Эффективность юристов доказывается всегда результатами. Если результатов нет, значит кто-то    сработал неправильно. Хотя надо признать, что и ситуация была неординарной во многом. Поэтому особых претензий предъявить юристам нельзя.

Более того, город изначально был настроен на реализацию своего решения и приложил к этому максимум усилий. Когда со всех сторон из высокопоставленных источников идут активные претензии и высказывания о том, что устаревшие торговые павильоны неприглядны и их нужно снести, то предприниматели оказываются в проигрышной позиции, так как не обладают таким же обширным информационным ресурсом, чтобы разъяснить свою позицию.

 

«ЮК» – Теперь всё это забылось? Или люди опасаются повторения таких «ночей»? Я слышала, что многие предприниматели, попавшие в эту мясорубку, теперь ничего в Москве строить больше не планируют…

 

С.Ю.Селивёрстов – Мы всегда выступали за диалог между властями Москвы и предпринимателями города, общественными объединениями предпринимателей. Что-то удаётся, что-то    нет. Не могу сказать, что сейчас достигнуто полное взаимопонимание с администрацией, скорее, мы на пути к этому.

Наша критика московских властей как раз направлена на то, чтобы голос бизнес-сообщества не только услышали, но и прислушались к нему. Не стоит без обсуждения с заинтересованными лицами – москвичами, теми же предпринимателями – принимать важные решения, влекущие за собой серьёзные и непредсказуемые последствия. Важно прислушиваться к общественному мнению. Власти рано или поздно должны это понять и принять.

Мы ищем диалог с московскими властями и стремимся к тому, чтобы достичь взаимопонимания. Мы не хотим вступать в конфликт с представителями власти. Нам надо договариваться так, чтобы при этом были учтены интересы как города, так и бизнеса. А пока предпринимателям надо жить дальше и работать.

Сейчас достаточно много возможностей для предпринимателей в городе Москве. Власти столицы выставляют на аукционы право аренды на множество нежилых помещений. Хотя при этом остаётся актуальным вопросы рентабельности такой аренды.

Информация об авторе

Селивёрстов Сергей Юрьевич,

исполнительный директор Московского городского отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»

Список статей автора

30.09.2017, 44 просмотра.

Новое в налогообложении:

С 1 января 2016г. вступила в силу новая статья 217-1 НК РФ, предусматривающая особенности освобождения от налогообложения доходов от продажи объектов недвижимого имущества.

Подробнее

 


Указатель по датам: